>Эскорт-услуги в Москве от Queens Palace

∗∗∗

Я смотрела из окна своей комнатушки, которую сняла всего пару дней назад. Город казался таким далёким, а жизнь такой несчастной. «Я ведь не многого прошу. Ну, пусть ЕБ бросит всё и приедет ко мне. Ведь, на самом деле, ему это совсем не трудно сделать. А потом опять может что-либо сочинить и укатить в свою Москву». За окном кружились снежинки, они напоминали назойливых мух. «Так. Стоп. Я уже совсем перестала видеть хорошее. Жизнь подсовывает какие–то сюрпризы, в виде Серёж, Дим и Шуриков. Но они оказывались, либо женатыми, либо гении. Вот так и угробила десять лет жизни на такого «гения», в ожидании проявления его великих талантов. Глупо, а ведь уберёг бог от создания «наследия» в виде ребёнка. Ну и ладно, мне и Машуньки вполне хватает. Вот уже и замуж собралась. Свадьба через пол год, дел надо сделать уйму. Наверно, стоит купить то алое платье. Там классное декольте. Мужики обычно визжат от восторга при виде такого. Может, появится, наконец, кто-то приличный. Конечно лучше бы, чтобы он был обеспеченный и красивый, но если и не очень красивый, то обеспеченный точно. В конце концов, хочется сесть в свою тачку чёрного цвета, даже не важно, если дверцу машины никто и не откроет»

—Олечка! Пойдёмте пить чай! — это хозяйка квартиры — Эмма Дмитриевна — милая старушка, советской Ленинградской закалки.

—Да, сейчас иду. Мне надо собраться.

Уже минут сорок, как я стою возле этого окна и жалею себя. Сегодня канун рождества. «Новый год уже закончился, а сказка так и не началась. Да, в общем–то, никто в неё и не верит».

Через час я стояла уже на трамвайной остановке. В голове прокручивался маршрут следования от «места пребывания» до работы. «Работа, конечно, могла бы быть и поинтересней, подинамичнее. Ведь, когда перебиралась из Москвы в Питер, предлагались совсем другие перспективы. А тут ещё и начальник — полный идиот. Интересно, кто это додумался бывшего слесаря сделать начальником отдела». Быстро заскочив в трамвай, пробралась на заднюю площадку. Ехать не далеко, до метро. «У него, конечно, кое–что очень хорошо получается. Ну, например, гвоздь забить или рассказать, как система отопления работает. А вот, если клиент, то сразу: «Подойдите к Ольге Борисовне, она сейчас как раз свободна и всё Вам расскажет». А сам? Он компьютера боится, как огня, а слово «факс » приводит в ступор. Вот и метро. Всё как обычно. «А как хочется быть счастливой! »

На работе день прошёл, как говорится, в штатном режиме. Клиентов мало, основная работа с базой данных. Олег Георгиевич, начальник отдела, решил проявить инициативу, «спуститься в народ » . Он открыл дверь своего кабинета и из–за компьютера поглядывал за своими сотрудниками. А сотрудников то всего двое — я и Машка, и те перешли на посменный режим «в интересах предприятия » . В общем, сидел, и весь день пялился на меня. К вечеру, когда мне это порядком надоела, я решила придумать вескую причину, чтобы отпроситься пораньше домой. «Завтра Рождество, можно и приготовит что-нибудь вкусненькое». Только открыла рот, как Олег Георгиевич сам резко заговорил:

—Сегодня вечером придет телефонный монтёр, а у меня, это, дела важные. Я с клиентом договорился — выпалил он. — Я Вас, Ольга Борисовна, очень прошу сегодня задержаться, пока он здесь будет всё делать, проследить за всем и закрыть кабинет.

—Хорошо — выцедила я.

«Личная жизнь отменяется. Ха–ха–ха. Когда это она была последний раз? Была и такая бурная и всего на один вечер. Шурик, конечно, великолепен, но в малых дозах. Три дня — это его максимум. Во всяком случае…» — телефон на столе прервал надвигающиеся приятные воспоминания о прощании в Москве. —Агентство недвижимости, специалист Ольга, слушаю Вас — лилейным голосом выдавила я в трубку.

∗∗∗

Звонил клиент. Он как-то уже приходил к нам. Довольно неприятный тип. Взгляд, как у прокурора: «Вы все тут виновны!» Он хотел что–то обменять, куда–то переехать. Конечно же, его направили ко мне. Но в прошлый раз всё обошлось только телефоном. Он обещал подумать «ещё раз и более конкретно» .

—Я, Латников, подходил к Вам по поводу размена. Можно мне к Вам сегодня подъехать?

Я быстро посмотрела на часы, осталось продержаться сорок пять минут, монтёр не в счет.

—Извините, но сегодня скорей всего у нас с Вами не получится, к нам сейчас подойдут мастера и у нас не будет условий для нормальной работы. Если Вам не трудно, давайте подождём до послезавтра, Вы подойдёте, и мы всё обсудим, договорились?

«А послезавтра Машкина смена, вот пусть с ним и плюхается. Конечно, разбрасываться клиентами негоже, но этот, я так чувствую, кровушки попьёт нам всем».

—Ну, хорошо. Тогда восьмого, в девять утра, я — у вас — отрезал он.

«Ну да, прямо вот с самого открытия и стоит подойти». В сумке пикнул мобильный телефон. Я иногда забываю о его существовании. Скорее всего, пришла смс–ка. «Наверно опять какая–нибудь акция».

—Здравствуйте. Где тут у вас телефонная розетка?

Я резко подняла голову, даже что–то хрустнуло. Передо мной стоял молодой человек, лет тридцати.

—Телефончик ваш можно?

—Зачем? — почему-то спросила я и сразу же поняла глупость своего ответа — Да, конечно. А розетка за полочкой, — и указала рукой в направлении шкафа. — Вы долго будете?

—Постараюсь закончить до десяти.

«Ох, это ещё два часа здесь торчать, а потом добираться домой». Во мне закипала злость на начальника. Уже приготовилась подбирать ему лестные эпитеты, но передумала. «Надо позвонить Машуньке». Вообще–то, мы обычно общаемся по «мейлу», но иногда просто хочется слышать родной голос. Я достала телефон. Смс-ка, как я и думала. Очередная акция компании «Билайн». «Я сегодня работаю дежурной феей. Загадывай желание. Исполню». «Хм. Глупость какая–то. Хотя если подумать, то очень хочется… Хочется… Я хочу классного мужика…. Нет, нет. Я хочу свою квартиру, работу с хорошей зарплатой и классного мужика. Стоп. О чём это я. Неужели я поверила этой шутке? Всё, тормози. Машуне надо позвонить».

Долгожданный выходной. Первым делом отоспаться. Звонок в дверь подбросил меня с кровати. Я глянула на часы. Ну, конечно, половина восьмого. А пришёл великовозрастный сынок Эммы Дмитриевны. Опять поссорился с женой и пришёл поплакаться мамочке, заодно выклянчить энную сумму денег. В каждый свой приход никогда не обходил меня своим вниманием. «Ольга, вы должны понимать, что жизнь на съёмной квартире вас обязывает и та–та–та, та–та–та….»  —монотонно выговаривал он мне.

Решила попробовать поплотнее укутаться одеялом и попытаться уснуть. Мысли в голове роились, как назойливые мухи. «Ну почему они приходят в тот момент, когда пытаешься уснуть. Тело перестает двигаться и мозг освобождается. Теперь лечь поудобней и поехало… Вот сяду в самолет, вот встану завтра утром, вот проснусь через пять лет. Нет. Через пять лет — это не про меня. Конечно, чтобы совсем туда не заглядывать, так не скажу, но чтобы детально — это слишком далеко. Ну, вот и опять про цель в жизни.

С сентября мыслей столько перероилось. А сколько тем заглянуло! Вот, например, жизнь за чужим окном. Обожаю заходить в новую, в смысле не свою, квартиру. А еще лучше не заходить. А вот идешь по городу, по темному, а в домах окна светятся, а за окнами жизнь протекает, судьба решается. А главное от тебя это все не зависит. А вдруг зависит? Ты посмотрел в окно, послал тонкий пучок энергии. Она прошла сквозь стекло, проникла в сознание стоящего на пути. Или нет. Она проникла в помещение и наполнила ее своим содержанием. Ерунда конечно. Настроение меняется день ото дня. Так, не кардинально. Но всё равно, значит, что-то происходит. Наверно тот самый пучок энергии чьей–то проник и растворился в моем пространстве.

О пространстве. Можно ли кого-то пускать в свое пространство и так ли оно необходимо? Ну конечно необходимо. Я ведь хочу быть одна с собой, со своими мыслями, ну хоть какое–то время. А со своими ли? Когда читаю книгу, стараюсь ухватить из нее по больше интересных мыслей. Чужих…

Мысль, мысль, мысль — слово какое интересное. Надо посмотреть научное понятие этого слова».

Похоже, уснуть не удастся. Выходить тоже не хотелось. Эмма Дмитриевна потянет пить чай с рассказами о своём сыночке, который в сорок лет ничего не умеет, даже общаться с собственной женой. Ну и ладно. Буду лежать, пока не надоест. Спешить некуда.

День прошёл вяло. Жалость к себе переполняла всё моё существо. Завтра обязательно пойду на выставку Интерьерного искусства, позвоню Алёнке, своей институтской подруге и надо забежать в универсам, купить что–нибудь с собой на работу.

В десять часов вечера заиграл мобильный телефон. Наверно дочка звонит. Она осталась в Москве со своим мужем. Общения с ней мне очень не хватает.

—Алло!

—Оль, привет, — в трубку кто–то сипел, хрипел и булькал — это я — Маша.

—Привет, что это у тебя с голосом?

—Мороженое. Представляешь, всего один шарик и вот — результат. Олечка, отработай завтра за меня. А я отлежусь пару дней. Горло совсем не работает.

—Конечно. Правда, все планы насмарку. Пока. Выздоравливай.

—Ты — золото. Пока.

Сердце сжалось. Завтра на работу. Я же ничего не успела!

Продолжение >>